CEO Natus Vincere: «99% мировых клубов убыточны»

Добавлено: 24.09.2019 - 09:46 Автор: SCR34M

Корреспондент cyber.sports.ru пообщался с CEO Natus Vincere — Евгением Золотаревым. Он рассказал о переходе Павла 9Pasha Хвастунова из Virtus.pro, возвращении Ладислава Guardian Ковача, уходе Даниила Zeus Тесленко, финансовых составляющих клубов и многом другом.

Без-имени-5

– Результат на TI9 для организации – удовлетворительный? 

– Если удовлетворительно – это троечка из пяти, то да. Мы начинали сезон с мыслью о двухлетнем проекте. По большому счету, мы бы не очень расстроились, если бы не попали на TI. Конечно, огорчились бы, но так как мы собрали молодых ребят, это было бы не так критично. И у них был бы еще один шанс на сезон. 

Тем не менее, мы прошли на TI. Отлично смотрелись в первый день, хорошо – во второй. И откровенно провалили третий. Игра в bo1 – всегда некая рулетка. Тут сыграли нервы и отсутствие опыта у некоторых игроков. Так или иначе, хоть после самой игры и был некий осадок, в целом вышло удовлетворительно.

– А для команды? Как ребята чувствовали себя сразу после поражения и некоторое время после него?

– Сразу после поражения была тишина. Это стандартно и традиционно. Не могли осознать, что отдали и подарили выигранную карту. Но уже на следующий день все было немного лучше.

Не скажу, что внутри коллектива все было идеально. Начало всплывать какое-то недовольство игроков друг другом. Наверное, как у всех и всегда. Мы все эти вопросы вынесли на обсуждение. И я рад, что нам удалось прийти к консенсусу. Мы все согласились, что неразрешимых проблем в команде нет. Благодаря этому мы и сохранили костяк.

– Вопросы игроков были игрового или другого характера?

– Всего понемногу. И игрового, и коммуникации. Где-то, может, капитан был излишне жестким с некоторыми ребятами. Это ничем не отличается от любой другой команды. Ключевой момент – это выговориться. Не замалчивать сложности, которые есть в команде. Признание проблемы – это 50% успеха.

– Как происходил процесс замены Blizzy на Пашу? 

– Все, что было в нашем анонсе и интервью Blizzy – так оно и есть. И сам игрок хотел взять двух-трехмесячную паузу. И у нас появился интерес к Паше, когда мы узнали о такой возможности.

– Как кандидатура Паши появилась на горизонте?

– Мы все были в Китае, в том числе и я. После вылета Virtus.pro мы общались с СЕО VP. Я приблизительно понял их план – и что-то в нас загорелось. Паша – это невероятно опытный игрок, у него огромный пул героев. И этот его опыт – это то, чего не хватает нам на текущий момент. Плюс мне всегда очень импонировали его личностные качества. Наверное, из состава VP он больше других подходит к атмосфере NaVi. А игроки эту инициативу встретили одобрительно.

– То есть инициатива исходила от руководства?

– Изначальная – да. Понятно, что мы уже имели в голове обратную связь от Blizzy, который не был сильно мотивирован начинать работу сразу после The International. 

– У Blizzy все еще есть контракт с NaVi?

– Да, у него заключен контракт до конца года. У нас в соглашениях есть пункты, которые касаются игроков на скамейке запасных. Он получает половину своей зарплаты. Мы стараемся так поступать со всеми игроками. Но насколько он выдержит эту двух-трехмесячную паузу, я не знаю. Возможно, он уже рассматривает какие-то предложения. И если он проявит инициативу, мы вступим в переговоры с любой организацией. 

– Выкуп Паши прошел без проблем? 

– Да, абсолютно. Во-первых, это не первый трансфер между VP и NaVi. Во-вторых, срок контракта Паши был всего 4 месяца. Кроме того, как и всегда, мы стараемся сходиться на том, чтобы организация получила фиксированную бонусную часть, которая зависит от результатов. VP сами придерживаются такого подхода, так что мы достаточно быстро договорились, на это ушло 2-3 дня.

– Если сравнить с прошлыми приобретениями NaVi – это самая дорогая сделка?

– В рамках доты, возможно, да. Но это не огромная сумма, потому что у Паши оставался контракт всего на 4 месяца. Я читал на днях статью на вашем ресурсе, где обсуждался трансфер Рамзеса. Большинство голосовало за сумму от 200 до 300 тысяч долларов. Скажу так: в доте нет таких цифр. Наверное, самым дорогим трансфером был Rodjer из NaVi и VP. И то, это случилось в силу многих фактов: и срочность, и закрытие трансферного окна, и нежелание с нашей стороны отпускать игрока.

В целом трансферы в доте – небольшие. Это десятки тысяч долларов. И очень редко – больше 100.

– То есть речи о суммах как в CS:GO не идет?

– Даже и близко речи об этом не идет. К сожалению, так устроена экосистема доты. В голове у игроков краткосрочные цели, все мыслят в разрезе 9 месяцев. Поэтому после TI появляется множество свободных агентов или игроков с контрактами, но которые очень хотят уйти. Таких ребят организациям нет смысла держать. Поэтому суммы трансферов, на которых мы сходимся, очень вменяемые.

– В CS:GO тренеры и менеджеры жалуются, что молодых игроков буквально не отпускают из команд. Задирают отступные и заключают жесткие контракты. Такая практика существует в доте? 

– Абсолютно нет. В доте организации для игроков вторичны, на первом плане стоят составы, в которых они хотят выиграть TI. Соответственно, и вес контракта с клубом чуть ниже, чем в CS:GO.

– В таком случае уход игроков из Liquid, чтобы создать свою организацию – это неприятный звоночек? Как вы оцениваете этот ход для киберспортивной сцены доты?

– Если говорить об игроках, я считаю, что они не понимают, что делают. Они не разбираются в экономике клуба. Они думают, что клуб зарабатывает на них огромные деньги и мешки с купюрами по офису носит. Фактически я не видел особой активности состава Team Liquid в разрезе медийки, спонсоров, контента – ничего особо они не делали. 

Вероятно, что для организации этот состав был важен имиджево и как доход с процента от призовых. В 17-18 году они на этом много зарабатывали. Я не знаю, какие проценты забирает Team Liquid, но в целом по рынку это от 10 до 20%. Но когда речь идет о миллионах – это приличные деньги.

С точки зрения организации, Team Liquid поступили совершенно правильно, отпустив состав. Я слышал о том, какие у команды финансовые аппетиты. Такое не отбивается, за этим нет экономики. Тут я на стороне организации.

Kuroky я могу пожелать удачи. Но руководить собственным клубом – это весьма сложная штука, а тем более с нуля, без выстроенной медийки и штата. Успех этого зависит и от результата команды, так что это очень рискованный проект. 

В целом я не могу сказать, что на доту стоит очередь из спонсоров.

– А для сцены в общем – это неприятная тенденция? Игроки могу просто взять и уйти в свободное плавание, им не нужны клубы.

– Это все побочный эффект экосистемы и краткосрочного мышления игроков. Ничего страшного я в этом не вижу ни для Liquid, ни для ребят. Игроки набьют свои шишки и, вероятно, подпишутся какой-то организацией.

А Team Liquid, по моему мнению, один из самых сильных клубов с точки зрения менеджмента. Так что они тоже в беде не останутся и найдут тех ребят, которые смогут приносить им результаты и при этом не ломать экономику.

– Проблема экосистемы в 35 миллионах призового на TI?

– Да, в большей степени это так. Я долго думал о том, можно ли убрать The International? Наверное, нет. В этом и фишка дисциплины, в этом турнире и космических призовых. Я бы часть этого призового выделил на развитие тир-2-3 сцены на следующий сезон. Это хотя бы чуть-чуть оздоровило экосистему. Пусть это останутся те же 30 или 40 миллионов, только отдайте половину на развитие дисциплины.

– После TI многие ждали, что сейчас начнется охота на Zayac. Кто-то обращался с желанием купить его?

– Охотой я бы это не назвал. Активный интерес проявляли, например, Gambit. Но Бакыт принял решение остаться. На этом все и закончилось!

– Как часто вообще организации приходят с подобным запросом? 

– В доте это обычно конец августа-начало сентября. В CS:GO бывают запросы и по сезону. И был кейс с Роджером и Лилом, который происходил в межсезонье. Посреди сезона особо не обращаются.

– Игроки действительно настолько подорожали за последние пять лет?

– Нет, трансферный рынок в доте абсолютно не поменялся. Может, кому-то будет дико, но это цифры от 5 тысяч долларов за трансфер. И опять-таки до 100 тысяч.

Полная версия интервью здесь.

Теги: