Мария Гунина: «Все, чем мы занимались с апреля, – это пересаживали единичек на двоек»

Добавлено: 16.10.2019 - 13:02 Автор: SCR34M

Корреспондент Cyber.sports.ru пообщался с менеджером Winstrike Team по Dota 2 Марией Гуниной. Она рассказала о своих ожиданиях от работы Арсения ArsZeeqq Усова, решении распустить состав, отношениях между Айсбергом и Ноуфиром, и многом другом.

cybere3dfef70c0e

— Квалификация на The International закончилась по плохому сценарию – на турнир команда не попала. Насколько быстро вы приняли решение по поводу состава?

— Во-первых, хотелось бы сделать ремарку по поводу плохого сценария. Весной я принимала команду, которая не выходила из открытых квалификаций, а тут она попадает в финал отборов на The International. Разве это плохой сценарий? Конечно, хотелось выйти на TI, но называть это «плохим сценарием» я бы не стала.

Мысль о том, что нужно убирать Айрата, была озвучена на следующее утро после квалификаций. Но между озвученной мыслью и принятым решением иногда проходит много времени. И моя политика такова, что кикнуть человека мы всегда успеем. Вопрос в том, на кого ты его меняешь. Часть моей работы заключается в том, чтобы отклонять или подтверждать предложения других людей. На это подтверждение и ушло какое-то время.

На самом деле, к этому все шло. Просто я заморочена на том, на кого конкретно ты собираешься менять кикнутого игрока. Кик – легко. Замена – сложно.

— В сообществе было много претензий к игре Айрата. Решение отправить его на скамейку тоже было связано с его исполнением или были другие причины?

— Сообщество зацикливается на ошибках в микро. А они случаются у всех. Наверное, они иначе воспринимались именно от Айрата, потому что он керри и должен тащить. В массовом сознании с кор-игроков другой спрос. Им тяжелее простить ошибки.

Понятное дело, что игрока не кикают, потому что он зашел без вижена на хайграунд на Джагернауте. Это более комплексная история, которая завязана где-то на игровых моментах, где-то на мотивации. В том числе и на том, что в целом необходимо команде. Как мы и писали в анонсе, нам нужен был кор-игрок другого склада. Это не значит, что Айрат все делал неправильно или плохо. Просто нам нужен был тот, кто сделает иначе.

— С этим решением все в команде были согласны?

— Да, все прошло очень спокойно. Возражений не поступало. Это одно из тех решений, которое мы приняли на 100% совместно.

— Обычно говорят, что сложно найти саппорта или капитана. Мидера тоже сложно найти?

— В СНГ каким-то волшебным образом сложилась ситуация, что стало тяжело найти примерно всех. Понятное дело, что смотря как искать. Всегда можно обратиться к молодым, открыть топ-100 рейтинга и так далее. Но все равно выбор невелик. В глубине души хочется не просто выбирать на морозе из того что есть, а делать это и по игровым особенностям, и по чертам характера, и по психотипу. Но такой возможности просто не существует, потому что игроков мало. Вот и все.

Кто-то может себе позволить взять молодого игрока из паблика. Я себе такую роскошь позволить не могла, потому что не знаю, что с ними делать. Просто не умею пока. Есть Соло, который умеет, Fng умеет. А у нас в команде не было человека с этой экспертизой. Поэтому на молодых мы смотрели с опаской.

— И рискнуть не хотелось?

— У нас был опыт с DM, когда я только стала менеджером. У меня не было понимания как его направить. И сидели мои олды, Айрат и Леша nongrata, и тоже не знали. И вот сидели мы все вместе и думали: «Ух, взяли молодого, круто!» 

В воздухе витала мысль, что он молодой и перспективный, и из него наверняка что-то получится. И что, просто сидеть и ждать? Хочется же что-то предпринять, ускорить процесс развития. Но что конкретно для этого нужно, непонятно. Это навык, которого у меня пока нет, и мне не стыдно это признать.

— Поэтому решили вернуться к старым лицам, с которыми уже был опыт общения и работы?

— Дело в том, что нам нужна была ярко выраженная вторая позиция. Из-за нехватки кадров все, чем мы занимались с апреля, – это пересаживали единичек на двоек. 

Кроме того, у меня была идея, что нам нужна яркая личность и человек со своим мнением. У нас был гиперактивный Саша nofear, а остальные терялись на его фоне. Саша что-то говорит, а другим впадлу спорить. Даже если он не прав. Допустим, Саша говорит: «А давайте сделаем буткемп с первого сентября». И единственный человек, который может ему сказать, что это дерьмовая идея, – это я. Игроки не хотят ввязываться. 

Нам нужен был человек, который тоже имеет свое мнение, потому что так, как было, работать не могло. Возможно, команда может функционировать таким образом, если у тебя есть Куроки или Пуппей. И то мы до конца не знаем, как строятся их коллективы. Не исключаю, что там есть классная и хорошо слышимая в общем оркестре вторая скрипка. И нам нужна была эта вторая скрипка, альтернативный взгляд на вещи.

Я понимаю, что мои слова могут кого-то задеть, но то, о чем я говорю, не хорошо и не плохо. Просто так оно есть. Не могут все люди быть проактивными, инициативными. Все разные. И у нас собрались вот такие ребята.

В итоге сформировалось два критерия. Нам нужен был мидер и человек со своим мнением, такой «батечек». Не молодой и зеленый, который придет и будет говорить «да, Саша», а тот, у кого будет свой голос. Так появился Богдан.

Я говорю, что эта позиция была «у меня», но я не безумный тиран, который приходит и говорит: «У вас там какие-то идеи есть по команде? Извините, но сейчас придет 4k-менеджер и решит за вас». Нет, такого не бывает.  У меня есть предложения, я их выношу на обсуждение, мы общаемся – и приходим к общим решениям. И история с Богданом – это такое же общее решение.

— А было ли вообще какое-то обсуждение в коллективе, который именно ведомый? Не получилось ли, что они и твою точку зрения приняли, как они принимают мнение Саши?

— У Саши такая манера коммуникации, что он просто приходит и говорит: «Мы делаем вот так». А я прихожу с вопросом: «Как ты думаешь нужно сделать? Каким ты видишь будущего мидера? Вот список игроков, кого ты ставишь выше, а кого ниже?» То есть, не лоббирую готовое решение, а спрашиваю. Тогда люди откликаются и происходит диалог.

cyberea594d05e1d

— Все знали, что у Богдана с Сашей отношения не сложились. Почему тогда решили войти второй раз в ту же реку?

— Это все было очень давно. Бодя затрагивал эту тему в своем блоге, так что можно об этом открыто говорить. 

Когда я позвала Бодю в команду, он сразу сказал, что не хочет играть с Ноуфиром. Мы с ним провели в беседах много времени. Он меня подначивал потом и говорил, что я его обманула, когда утверждала, что Саша изменился в лучшую сторону. Но никакого обмана не было, это было абсолютно искренне. Положительная динамика была. Другое дело, что она была не такая интенсивная, как ожидал Бодя.

В итоге в их общении стали проявляться худшие черты обоих. Оба старались, и всем хотелось прийти к общему знаменателю, но в то же время какие-то эмоции и старые обиды брали верх.

Сейчас легко написать в комментариях, что это было прогнозируемо. Но, во-первых, идти на риски – нормально, а во-вторых, старые обиды очень легко забываются, когда ты выигрываешь. Говорят, что время лечит, но в спорте лечат победы. И когда мы выиграли первые 4 из 4 официалок, никого не тревожили старые конфликты. Проблемы начались потом.

И я знаю одно: как бы плохо ни получилось с Бодей, ни с кем другим результатов лучше не было бы. Может, не было бы блогов и всего этого шапито. Но с точки зрения спортивного результата лучше не было бы ни с кем. Даже учитывая, что результат настолько плох.

— А в чем изменился nofear? Как ты его пыталась «продать» Богдану?

— Зайду издалека. За короткую менеджерскую карьеру мне довелось поработать с ощутимым количеством игроков, которым в большинстве команд, скажем так, не рады. За Ноуфиром тянется шлейф, что с ним тяжело играть. За Лилом есть этот шлейф. За Бодей, на самом деле, тоже. И когда я звала их в команду, я понимала, что они «проблемные». Но у меня было устойчивое ощущение, что эти проблемы все признавали, но никто не пытался их решать.

В оригинальном составе Winstrike не было психолога. Я знаю, какого склада человек был их менеджер. Всем этим якобы «проблемным» игрокам некому было помочь. Поэтому мне казалось разумным дать им шанс и хотя бы попробовать. Не собираюсь себя хвалить, но собирая фидбек с игроков, понимаю, что это было не зря и многие вещи мне удались.

Что касается Ноуфира, то он просто усвоил какие-то правила поведения. Вещи, которые очевидны тебе или мне. Потому что пока дотеры играли в Доту, мы ходили в школу и универ и приобретали социальные навыки, усваивали, что можно, а что нельзя. Учились находить подход к людям. И в принципе именно таким вещам я обучала Санька. Кроме шуток, Санек, если ты будешь это читать, не обижайся, пожалуйста!

Люди, которые работают с дотерами, сейчас прочитают и ухмыльнутся. Потому что они знают, что у 99% игроков проблемы с этим.

— То есть банально научить эффективно общаться?

— Да. Мне приходилось ему объяснять: «Нельзя посылать людей #####». У нас с этим была проблема. Нельзя посреди спора взять и сказать: «Ой, да иди ######». 

Еще я часто ему повторяла: «Ты прав по сути, но не прав по форме». Во главу угла всегда нужно ставить результат. Допустим, тебе не нравится, что кор играет мало матчмейкинга. Результат, которого ты хочешь добиться, – чтобы он чаще играл пабы. И если ты придешь и скажешь ему: «Ууу, сука-козел-урод, че MM не играешь, даунич?» – играть матчмейкинг он, скорее всего, не начнет. Нужно иначе общаться с людьми, в задницу засовывать свои эмоции и ориентироваться на результат. Если хочешь, чтобы человек начал играть матчмейкинг, то выбери другую форму изложения.

Он всегда был такой резкий, безапелляционный, себе на уме. И, разумеется, когда он вступал в диалог с условным Бодяном, то что он получал в ответ? Такую же резкую безапелляционную контратаку. И надо радоваться, что еще по лбу не получал! 

Я пыталась дать ему альтернативу. Показать, что можно общаться иначе. И прогресс действительно был.

Полная версия интервью здесь.

Теги: