Мой кабинет

Для активации аккаунта, перейдите по ссылке, отправленной на Ваш электронный адрес

При изменении почты на Ваш текущий адрес будет отправлено письмо для подтверждения изменения.
Новый адрес не будет активирован до подтверждения со старого адреса.
Выйти

Cybersport.ru продолжают серию интервью с руководителями СНГ-организаций. На этот раз вышло интервью с CEO HellRaisers Алексеем Слабухиным. Он рассказал о будущих составах мультигейминга, об игроках из Восточной Европы и Ближнего Востока, спонсорах и многом другом.

59708138_1199889783521447_1570987513755992064_n

— Как вы обсуждаете трансферы в организации?

— Мы собирались вместе с игроками и вышестоящим руководством и выбирали. Как это работает: игроки больше думают о том, как им сыграть с потенциальным новичком, и говорят, кто им подходит, а кто — нет. Но здесь есть и интерес организации: важно, насколько игрок медийный, сколько времени он проведет в составе, можно ли после этого его продать и т. д. Здесь важно думать на 10-12 месяцев вперед и постараться учесть все возможные варианты.

У каждого голоса есть свой вес, но все голоса учитываются. Например, я не эксперт в CS:GO, я не игрок и не понимаю каких-то вещей. Поэтому тому, кто занимается управлением, нужно доверять людям, которые разбираются в теме лучше тебя.

Допустим, ANGE1 может прийти и назвать пять хороших игроков, а затем мы, как организация, корректируем его выбор и сокращаем список до двух игроков, которые нам подходят по части медийности, доступности трансфера, перепродажи и так далее.

— Кажется, у nukkye есть проблемы с медийностью.

— Да, действительно. Одним из наших вариантов был kioShiMa. В плане медийности к нему нет вопросов, но по информации от игроков и из иных источников мы поняли, что он очень токсичный — с ним не хотят играть. Было много неопределенностей: непонятно, сыграется ли состав и какую он запросит зарплату, ведь Кио играл в Америке.

— Почему HellRaisers тяготеют к игрокам из Восточной Европы / Ближнего Востока?

— Мы пытались делать состав из русскоязычных игроков, но быстро отказались от этой идеи. Теперь у нас мультинациональный состав, где главный язык — английский.

В СНГ очень мало игроков, которые хорошо говорят на английском. Допустим, crush, которого мы тестировали, — один из немногих, кто хорошо владеет им. Еще somedieyoung. По факту можно по пальцам пересчитать тех, кто подходил нам по этому параметру и по игровой роли.

В Восточной Европе больше выбора: здесь с молодыми игроками проще работать, они готовы прилагать усилия. Я помню, когда к нам только пришел woxic, он за Кириллом [ANGE1] записывал каждую фразу, все конспектировал в блокнот. ISSAA — то же самое. Бывало, ребята куда-то уходили, а он сидит и набивает фраги, тренируется. Ребята готовы достигать высот.

Со звездными игроками бывают проблемы: для некоторых зарплата важнее титулов. Но бывают и обратные примеры: я очень доволен, что мы взяли oskar. Это человек, которому ты скажешь что-то делать — и он делает. Наверное, будет грубо назвать его работягой, но он настоящий профессионал, который заходит на карту и выполняет то, что нужно. Никогда не было, чтобы он тильтовал и не хотел играть.

Как-то после буткемпа я общался с nukkye и loWel: они понимают, что им нужно не только показывать результаты, но и заботиться о своей медийке. За годы работы с разными составами, включая Dota 2, я понял, что лучше взять человека, готового все делать все для итогового успеха, чем брать медийного киберспортсмена, которого даже сложно уговорить сняться в одном видео.

— Вспоминаются HellRaisers времен Dread, который в первую очередь все же был медийным активом. Клубу выгоднее медийка или не самые высокие, но спортивные результаты?

— Всегда важна стабильность попадания в какой-то топ. Возьмем ENCE eSports — медийность растет, потому что аудитория присоединяется после хороших результатов. Можно дать банальный ответ и сказать, что важнее спортивная составляющая, после которой приходит армия фанатов. Но это волшебная пилюля, которую можно озвучивать на каких-то конференциях.

В реальности же, если смотреть на 2-3 года вперед, скорее будет выгоден состав, который играет хорошо или средне. Если состав стабильно выходит на LAN-финалы, светится в форме, у него все неплохо с медийностью, игроки общаются — это намного выгоднее.

Так что пропорция примерно такая: 60% — результаты, 40% — медийность. Это, на мой взгляд, некая золотая середина при условии, что команда не рвет всех подряд.

— Сейчас HellRaisers — это один состав и один партнер. Как клуб планирует обрастать новыми спонсорами и какие дисциплины вам интересны, помимо CS:GO?

— В приоритете Dota 2 и Fortnite. Сейчас определяемся с составом по Fortnite. Еще рассматриваем варианты с Rainbow Six Siege и Rocket League, но это уже менее приоритетные задачи. Я начал изучать эти рынки: есть просмотры, есть чемпионаты; теперь вопрос в том, насколько это интересно спонсорам.

У нас была ставка на Apex Legends и Dota Auto Chess [мы брали интервью у Алексея до того, как Valve выпустила Dota Underlords — прим. ред.]. Я все еще вижу перспективы в DAC, не просто так игра выстрелила. У нее много подписчиков, ее много смотрят на Twitch и YouTube. Но пока, я так понимаю, там идут юридические вопросы о правах, поэтому турнирные операторы пока не знают, к кому идти. Apex тоже сейчас как-то утихла.

К вопросу о партнерах. Здесь работает простой принцип — партнерам нужен продукт, а продукт — это состав. У нас есть планы подписать 3-4 ростера, но мы не стремимся взять кого угодно: подписать одного фортнайтера, чтобы назваться мультигеймингом, — это не про нас.

Во многих дисциплинах есть очень большие риски. Возьмем PUBG и Fortnite — их издатели запрещают командам рекламировать букмекеров, которые являются основными партнерами для большинства киберспортивных команд. К тому же цифры PUBG падают — сложнее найти партнера, которому будет интересна эта дисциплина. Словом, много вопросов.

— Беттинги — уже стандартный партнер для киберспортивных компаний. А кого еще можно заинтересовать нашей индустрией?

— Есть простой вопрос, на который компания должна себе ответить: насколько аудитории киберспорта нужен ее продукт. Самый очевидный пример — фастфуд. Еще меня всегда удивляло, почему в киберспорт не заходят бренды вроде NIVEA.

Еще одно непаханое поле — спортивные бренды: adidas, Nike. Мы сейчас ведем с парой компаний переговоры, возможно, скоро у нас появится спортивный партнер. Для них это тоже должно быть интересно: представьте, команда выигрывает чемпионат и на красивом фото победителей есть их логотип.

Кто-то удивляется, что в индустрию приходят автоконцерны. Они метят на перспективу, чтобы укрепиться здесь заранее. Расчет на то, что у аудитории через 10 лет появятся деньги. Действующие менеджеры крупных компаний понимают, что нужно инвестировать в киберспорт, но эффект от этого увидят не они, а их преемники — поэтому смысла вкладываться для них нет.

Источник

Материалы по теме

Трансферы в киберспорте от CEO HellRaisers. Что такое «точка нужды»?

0

CEO украинской киберспортивной организации HellRaisers Алексей Magician Слабухин в своём Telegram-канале в очередной раз приоткрыл дверь за кулисы киберспорта.

Somedieyoung вошёл в тройку самых главных убийц куриц на IEM Beijing Online 2020

0

Игрок Team Spirit Виктор somedieyoung Оруджев убил 21 курицу на IEM Beijing Online 2020. Об этом сообщает портал Scope.gg.

Двухнедельный буткемп за $6500 и прочие подводные камни — CEO HellRaisers рассказал, как лучше всего разместить команду

Алексей Слабухин поведал у нюансах проведения буткемпах, включая не только стоимость дома, но и то, как HellRaisers проводят досуг и медийные дни.

5 заповедей работы в киберспорте от СЕО HellRaisers

Алексей Слабухин поведал о том, какими 5-ю заповедями он руководствуется, имея подобную высокую должность. Ошибаться нужно, а ограничивать людей в свободе не стоит.